Жизненный перелом профессора а слипанського — реферат

Автор: admin | 10-04-2018

вырабатывалось чувство мести за своих отцов и боюсь, что они без надлежаще их обработки со стороны школы, партии и советской общественности могут быть заклятымы врагами советской власти ... [5]".
Читаешь не без волнения эти слова, шли от сердца и возникает вопрос, действительно вредна этот человек бывший государстве, в порыве очистки перед смертью еще и стремилась не навредить родине. Но следователи на такую ​​утонченность не обращали внимания.
Согласно обвинению, А. Слипанському инкриминировалось активное участие в боротьбистского организации, которая была «составной частью контрреволюционного националистического блока», в состав которого, по заключению следователей, входили бывшие члены украинских партий эсеров и соцдемократив, боротьбистив, укапистив. Ему припомнили, что, будучи в УКП (б), с дворушницькою целью он вступил в ряды ВКП (б), поддерживал связи с А. Шумским, а после отъезда последнего из Украины якобы приступил к нелегальной работы с подготовки вооруженного восстания в блоке с организацией во главе с М. Грушевским. Напомнили, что на посту вице-президента ВУАСГН он навредил сельскому хозяйству страны.
Из документов уголовного дела следует, что А. Слипанський совсем по-другому относился к политическим обвинениям. Так, взаимоотношения бывших боротьбистов следователями однозначно признавались враждебными, но А. Слипанський их решительно опровергал. По его словам, он редко встречался с А. Шумским, совсем не был знаком с П. Солодуб, после того как М. Полоз отбыл в Москву, совсем не виделся с ним, практически не встречался с А. Приходько, заявлял о ложные показания против него М. Ялового и тому подобное.
ВСЯ ПРАВДО ОБО ВСЕМ

А. Слипанський признавал свою соответствующую профессиональную роль в становлении, практической работы и научной эффективности ВУАСГН. По его словам, он отвечал «за два года работы» ВУАСГН. Характеризовал членов президиума, информировал о руководящих и научные кадры, об организации научной работы и ее результаты, в том числе по вредительства на сельскохозяйственном фронте (считается, что сообщение требовало следствие). Но следователи настаивали на своих доводах [6].
Арестованный ученый рассуждал, что видимо скоро дойдет конец произволу предварительного следствия, не сегодня так завтра выход придет, заключенный уже готов был к любому решению. Тяжело предполагать, о чем были мысли А. Слипанського в ночь накануне заседания судебной тройки, определила дальнейшую его судьбу. Думается, что сознание ученого состояла на свободе по тому, как он понимал советский демократизм, и протестовала против беззакония, что творилось с ним, как заключенным. Ему не верилось, что произвол может твориться долго, и он вопил об условиях заключенных «врагов народа» по невероятной скученности в камерах, отсутствии свежего воздуха, недостатка дневного света, нормальной пищи, полноценного лечения и тому подобное. Наступила тревожная тюремная ночь ожидания. Лежат вповалку на полу его сокамерники: кто надрывно храпит, кто стонет во сне спящий в забвении, а кто притаился в тяжелых думах. В их числе, наверное, был и бывший ученый Андрей Николаевич с размышлениями о прошлом и завтрашнем дне.
Определением судебной тройки при коллегии ГПУ УССР от 26 ноября 1933 А. Слипанському было определено наказание в исправительно-трудовых лагерях сроком на пять лет. Так закончилось для ученого-агрария ожидания правды. 11 мая 1934 А. Слипанський спецконвоем был направлен для отбывания наказания в г... Лодейное Поле под Ленинградом. Группа исправительно-трудовых учреждений НКВД СССР в этой местности именовалась Свирлагом. По дороге А. Слипанському, пожалуй, думалось: закончилось издевательство, которое творили люди, призванные советской властью сохранять права и достоинство человека. Он еще мог вспомнить надписи на фронтонах домов царских судебных органов: «Суд скорый, правый и милостивый». Ученый получил только первый судебный постулат, зато признал произвола государственной власти.
Ходом 1937 заканчивался срок наказания ученого, он находился в тяжелом ожидании, может, и готовился выйти на свободу и продолжить научные исследования. Уверенности добавлял вывод лагерного начальства: «Мэру социальной защиты отбывает в Соловецком лагере ГУГБ. По время пребывания в лагере компрометирующих материалов не имели». Конец срока с учетом рабочих дней заканчивался 4 августа 1937.
Однако в 30-х годах прошлого века общественно-политическая жизнь СССР подтверждало известный тезис Сталина об обострении классовой борьбы в ходе социалистического строительства. Это положение органически дополнялось другим — о наличии «ползучих националистических уклонов» в советских республиках. Напомним, что за связи с теми же «уклонами» А. Слипанський был репрессирован, находился в исправительно-трудовых лагерях, настойчиво, хотя и бесполезно, пытался опровергнуть наказания. С учетом обстоятельств государственного порядка тридцатых годов, становится понятным определение особого совещания при НКВД СССР от 21 июля 1937 года: Слипанському Андрей Николаевич «продлить срок наказания на пять лет лагерей» [7].
Дальнейшая судьба героя публикации долгое время оставалась неизвестной. После длительных поисков только в 2005 году МВД Украины сообщило, что А. Слипанський находился в тюрьме в Магаданской области России. Упадок сердечной деятельности прекратил жизни некогда известного ученого А. Слипанського. Произошло это трагическое обстоятельство 14 февраля 1942. Кладбище с. Золотистый Ягоднинського района Магаданской области остается последним местом, где можно вспомнить светлую память известного ученого-агрария Андрея Слипанського [8].
Когда работники соответствующих органов в апреле 1942 года присылали в Харьков свидетельство о смерти А. Слипанського, длилась Великая Отечественная война. Советские Юго-Западный и Южный фронты вели ожесточенные бои с немецкой армией «Юг» за овладение городом и проиграли сражение. Харьков освободили только в марте следующего года [9]. Поэтому неудивительно, что жена О. Слипанська и сыновья А. Слипанського (на время ареста отца Александру было 13 лет, а Хелли — 11), наверное, так и не узнали ни прозвернення отца от 15 июля 1933 года в них, ни о его обстоятельства трагической судьбы, ни о смерти.
Научные интересы и теоретическое наследие ученого-агрария А. Слипанського, которому на время ареста не исполнилось и 37 лет, надеемся будут изучаться. Академик А. Соколовский, давая удостоверение в 1956 году, отмечал их совместную работу и писал, что «Андрей Николаевич владел большими способностями». А профессору Л. клецки первый вице-президент ВУАСГН запомнился как один из лидеров Украинского объединения аграриев-марксистов и трудами, посвященными актуальным проблемам экономики сельскохозяйственного производства.
Рассмотрев дополнительно материалы уголовного дела, Верховный Суд УССР 10 февраля 1961 отменил все постановления относительно А. Слипанського как бездоказательные [10].
Выводы. Имя одного из основателей Всеукраинской Академии сельскохозяйственных наук Андрея Николаевича Слипанського принадлежит к числу тех украинском и выдающихся научных деятелей, которых нужно в первую очередь возвращать нашей исторической памяти, нашей беспристрастной общественном сознании.
Список литературы:
1. Дело А. М. Слипанського. — Государственный архив Харьковской области. — Ф. ФГ 6452. — Оп. 3. В 2 т.
2. ЦГАОО Украины. — Ф. 22. — Оп. 22-1. — Спр. 37. — Арк. 7-9.
3. Шаповал Ю. И. Украина 20-50-х годов: страницы ненаписанной истории. — К .: Наук. мнение, 1993.
4. Дело А. М.Слипанського. — Государственный архив Харьковской области. — Ф. Р 6452. — Оп. 3. В 2 т.
5. Там же.
6. Там же.
7. Там же.
8. Сообщение Информационного центра УВД Магаданской области МВД России от 5 октября 2005 года.
9. Военный энциклопедический словарь. — М .: Воен. Изд-во, 1983. — С. 792.
10. Дело А. М. Слипанського. — Государственный архив Харьковской области. — Ф. ФГ 6452. — Оп. 3. В 2 т. Содержание Издание
11. © Глазунов Геннадий Афанасьевич, 2006

Комментарии закрыты.